Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных

Дудочках бравурный марш. Светящиеся гнилушки висели на ивовых прутиках перед

Музыкантами, освещая нотки, на лягушачьих рожах играл мятущийся свет от

Костра.

Марш играл в честь Маргариты. Прием ей оказан был самый

Праздничный. Прозрачные русалки приостановили собственный хоровод над рекою и

Замахали Маргарите водными растениями, и над пустынным зеленым берегом

Простонали далековато слышные их приветствия Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных. Голые колдуньи, выскочив из-за верб,

Выстроились в ряд и стали приседать и кланяться придворными поклонами.

Кто-то козлоногий подлетел и припал к руке, раскинул на травке шелк,

Осведомляясь о том, отлично ли купалась царица, предложил прилечь и

Отдохнуть.

Маргарита так и поступила. Козлоногий поднес ей бокал с шампанским, она

Испила Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных его, и сердечко ее сходу согрелось. Осведомившись о том, где Наташа,

Она получила ответ, что Наташа уже выкупалась и полетела на собственном борове

Вперед, в Москву, чтоб предупредить о том, что Маргарита скоро будет, и

Посодействовать приготовить для нее наряд.

Куцее пребывание Маргариты под вербами ознаменовалось одним

Эпизодом. В воздухе раздался свист Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных, и темное тело, очевидно промахнувшись,

Обвалилось в воду. Через несколько мгновений перед Маргаритой стал тот

Самый толстяк-бакенбардист, что так безуспешно представился на том берегу. Он

Успел, по-видимому, смотаться на Енисей, ибо был во фрачном наряде, но влажен

С головы до ног. Коньяк подвел его вторично: высаживаясь, он все-же угодил

В Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных воду. Но ухмылки собственной он не утратил и в этом грустном случае, и был

Смеющеюся Маргаритой допущен к руке.

Потом все стали собираться. Русалки доплясали собственный танец в лунном свете

И растаяли в нем. Козлоногий уважительно осведомился у Маргариты, на чем она

прибыла на реку; узнав, что она явилась верхом на щетке, произнес:

-- О, для Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных чего же, это неловко, -- мигом соорудил из 2-ух сучков некий

Подозрительный телефон и востребовал у кого-либо сию же минутку прислать машину,

Что и исполнилось, вправду, в одну минутку. На полуостров обвалилась

Буланая открытая машина, лишь на шоферском месте посиживал не обыденного вида

Шофер, а темный длинноносый грач в целлофановой фуражке и Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных в перчатках с

Раструбами. Островок опустел. В лунном пылании растворились улетевшие

Колдуньи. Костер догорал, и угли затягивало седоватый золой.

Бакенбардист и козлоногий подсадили Маргариту, и она опустилась на

Обширное заднее сиденье. Машина взвыла, прыгнула и поднялась практически к самой

Луне, полуостров пропал, пропала река, Маргарита помчалась в Москву.

Глава 22. При свечках

Ровненькое гудение машины Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных, летящей высоко над землей, баюкало Маргариту,

А лунный свет ее приятно грел. Закрыв глаза, она дала лицо ветру и

Задумывалась с некий грустью о покинутом ею неведомом береге реки, которую,

Как она ощущала, она никогда более не увидит. После всех волшебств и

Чудес нынешнего вечера она уже додумывалась, к Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных кому конкретно в гости ее

Везут, но это не пугало ее. Надежда на то, что там ей получится достигнуть

Возвращения собственного счастья, сделала ее бесстрашной. Вобщем, длительно грезить в

Машине об этом счастье ей не пришлось. Грач ли отлично знал свое дело, машина

Ли была хороша, но только скоро Маргарита, открыв глаза Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных, увидела под собой

Не лесную тьму, а дрожащее озеро столичных огней. Темная птица-шофер на

Лету отвинтил правое фронтальное колесо, а потом посадил машину на каком-то

Совсем безлюдном кладбище в районе Драгомилова. Высадив ни о чем же не

Спрашивающую Маргариту около 1-го из надгробий вкупе с ее щеткой, грач

Запустил машину, направив ее прямо в овраг Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных за кладбищем. В него она с

Грохотом обвалилась и в нем погибла. Грач уважительно козырнул, сел на

Колесо верхом и улетел.

Тотчас из-за 1-го из памятников показался темный плащ. Клык сверкнул

При луне, и Маргарита выяснила Азазелло. Тот жестом пригласил Маргариту сесть

На щетку, сам вскочил на длинноватую рапиру Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных, оба взвились и никем не увиденные

Через несколько секунд посадились около дома N 302-бис на Садовой улице.

Когда, под мышкой неся щетку и рапиру, спутники проходили подворотню,

Маргарита увидела томящегося в ней человека в кепке и больших сапогах,

Возможно, кого-либо поджидавшего. Как ни легки были шаги Азазелло и Маргариты,

Одинокий человек Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных их услыхал и неспокойно дернулся, не понимая, кто их

Производит.

Второго, до удивительности схожего на первого, человека повстречали у

Шестого подъезда. И снова повторилась та же история. Шаги... Человек

Неспокойно обернулся и нахмурился. Когда же дверь открылась и закрылась,

Кинулся прямо за невидимыми входящими, заглянул в подъезд, но ничего,

Естественно, не увидел Толстомордые лягушки и, раздуваясь как резиновые, играли на деревянных.


tolstaya-kishka-intestinum-crassum.html
tolstaya-t-n-kis-roman-stranica-14.html
tolstaya-t-n-kis-roman-stranica-19.html