Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14

ПОКОЙ
На работу Бенедикт ходить бросил. А для чего? Все равно пропадать. На его счастье, здесь и лето настало, писцам отпуск вышел. А не то забрали бы его на дорожные работы, как Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 Праздношатающегося. Пора уж было репу сажать, да тоска навалилась такая, что никакого прежнего к репе настроения у него не было. Сходил в далекую слободу, купил у голубчиков гонобобелю. Нюхал. Не очень полегчало. На лежанке лежал Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14. Рыдал.

К Никите Иванычу прогуливался, пушкина из бревна помаленечку резал. Головка у кумира уже круглилась, большая, как котел. Невеселая. Нос на грудь свесился. Локоть торчал, как просили.

- Никита Иваныч. Как Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 вы произнесли, хвост-то этот именовать?

- Атавизм.

- А какой еще атавизм бывает?

- М-м-м... Дамы волосатые.

- А когти?

- Не слыхал. Нет, наверное.

К Марфушке задумывался сходить. Передумал. Шутить скучновато было Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, а в криках ее да оладьях не было уж того энтузиазму.

Сходил к дому, где Варвара Лукинишна жила. Поглядел через забор. Белье на веревках висит. Во дворе желтунчики выросли. Не зашел.

Ржави испил бочки Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 три, желал забыться. Так и ржавь в голову не взошла, напрасно животик надул. Уши - да, уши вроде бы немного оглохли, это да. Взгляд тоже помутился. Но в голове ясность неосуществимая Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, али сказать, простор, и в просторе - пусто. Степь.

Желал котомку собрать, - и на юг. Палицу вырезать огромную, - от чеченцев отбиваться, - и к морю. А какое то море - кто знает. Кто как желает, так его Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 для себя и представляет. Пешего ходу, молвят, три года. А Бенедикту так представлялось: выходит он на высшую гору, а с нее окрест далековато видать. Глядит вниз, - а там море: вода Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 большая, теплая, голубая, и вся плещет, вся-то она играет да плещет! А волна по ней бежит маленькая да кучерявая, с белоснежным завитком. А по морю тому все острова, острова, - как шапки островерхие. Да все Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 зеленоватые, да той зеленью аж бурлят. А по зелени - сады цветные, неслыханные. А в тех садах вырастает дерево Сирень, про которое матушка сказывала. А цветки у той Сирени как кипень голубая, колокольцами Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, до земли свисают, на ветру полощутся. А на самом на верху, на маковке у тех островов - городка. Стенки белоснежные, каменные, опояской. А в стенках ворота, а за воротами дорога мощеная. А Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 по дороге на гору пройтить, - и будет терем, а в тереме - лежанка золотая. На той лежанке - женщина, косу расплетает, один волос золотой, другой серебряный, один золотой, другой серебряный... А на ногах у ней Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 когти... Вот она когтем-то зацепит... когтем-то.. .

...А то желал на восход. Идешь, идешь... травки все выше да светлее. Солнце восходит, да через их светом своим просвечивает... Идешь для Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 себя, ручейки малые перескакиваешь, речки вброд переходишь. А лес все путаней, как тканое полотно, а жуки так и вьются, так и жужжат. А в лесу поляна, а на поляне цветок тульпан Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, - красноватым ковром всю поляну укрыл, так что и земли не видать. А на ветвях-то хвост белоснежный, резной, как сеть узорчатая, то сойдется, то снова распустится. А поверх него того хвоста хозяйка Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, - Княжья Птица - Паулин, очами глядит, сама на себя любуется. А рот красноватый, как тульпан. А гласит она ему: "Здравствуй, Бенедикт, сокол ясный, проведать меня пришел?.. Ан нет от меня вреда никакого, а ты это знаешь Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14... Иди сюда, Бенедикт, целовать меня будем..."

...Не пошел ни на юг ни на восход. Вроде и ясность в голове, а вроде и тупость какая. Собрал котомку, а позже снова разобрал Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, глядит: чего я туда наложил-то? Нож каменный, которым пушкина резал. Другой нож. Долото. Гвоздиков для чего-то взял древесных. Для чего ему на юге гвозди? Вытащил. Брюки запасные, еще прочные, практически без Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 заплат... Миску, ложицу уложил. Вытащил. Что из их есть-то? Как пищу варить? Без огня?

Никуда без огня не уйдешь.

Вот бы Никиту Иваныча с собой взять... Шли бы вдвоем, беседы дискутировали Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14. Ночкой - костерок. Рыбки наловить, если не ядовитая, - супчик сварить...

А только далековато не уйдешь. Хватятся его. Как у кого печь погаснет, сходу хватятся. Забегают: Никита Иваныч!.. Подать сюды Никиту Иваныча Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14!.. Ну и Бенедикта хватятся. Догонят, по шейкам накладут, белы руки за спину заломят: пожалуйте жениться! Жениться, жениться!..

А то, может, и правда: жениться? Ну что когти? - когти постричь можно. Можно постричь... Не в том Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 дело... Человек - он не без недостатку. У того хвост, у того рога, у того гребень петушиный, чешуя, жабры... Рожа овечья, да душа человечья. А только не так он желал... Задумывался Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 по саду-огороду гулять, цветки колокольчики вкупе нюхать. Завести разговор какой сурьезный, про жизнь, али про природу, чего в ней видать... Стихи припомнить какие...


Но крепче за спиной рука,

Тревожней посвист ямщика,

И безумная Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 луна

В очах твоих отражена.


А она чтобы дивилась да слушала. Глаз не сводила. А вечерком мышку изловить, в кулачок упрятать, и, игриво так: ну-к, дескать, что это у меня здесь Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14?.. Отгадай?.. А она так побагровеет:

- Контролируй себя, сокол ясный...

А то на работу возвратиться. Книжицы переписывать. Вытянешь шейку - и переписываешь... Любопытно... Чего там еще люди в книжицах-то делают?.. Поехали куда... Али убивают Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 друг друга... Али любовь какую ощущают... И-и-и-и-и-и, сколько их, людей этих, в книжках-то!.. Переписываешь да переписываешь. Позже на палец плюнул, свечу загасил, - и домой... Придет осень, листья Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 с деревьев осыплются... Снегом покроется земля... Заметет избу по самые окна... Зажжет Бенедикт мышиную сальную свечку, сядет за стол, подопрет голову рукою, пригорюнится, смотря в тощий огонек: черные бревна над Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 головой, вой снежных пустошей за стенками, вой кыси на черных ветвях в северной почаще: кы-ысь! кы-ысь! Так завопит, как будто ей недодали чего, как будто нет ей жизни, если не выпьет Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 живую душу, нет покоя, голодом свело кишки, и мотает она незримой головой, и вытягивает незримые когти, шарит ими по темному воздуху, и причмокивает прохладными губками, отыскивает теплую человечью шейку, - присосаться, упиться Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, наглотаться живого... Мотает она головой, и принюхивается, и почуяла, и соскочила с веток, и пошла, и рыдает, и сетует: кы-ы-ысь! кы-ы-ысь! И снежные смерчи подымутся с черных полей, где ни Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 огонька над головой, ни путешественника на бездорожье, ни севера, ни юга, только белоснежная тьма да метельная слепота, и помчатся снежные смерчи, и подхватят кысь, и полетит над городком смертная жалоба Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, и заметет томным сугробом мое слабенькое, слепое, захотевшее пожить сердечко!..


...Оленькина семья к свадьбе готовится. На осень назначено. Жить, молвят, к нам переедешь. Отъешься, сил наберешь, а там и к делу тебя пристроим Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 отличному. Какие у их могут быть дела, у санитаров... и мыслить не охото...

...Пушкина, что ли, снова пойти подолбить. У Никиты Иваныча, у старика, на данный момент две мечты дурных: Бенедикту хвостик Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 обрубить, да пушкина на перекрестке воздвигнуть, на Белоснежной Горке. Дался ему этот пушкин. Дрожит над ним, и Бенедикту дрожать велит, вроде как благоговеть. Много, гласит, он стихов понаписамши, задумывался, не зарастет народная Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 тропа, дак только если не пропалывать, так и зарастет. Вон, гласит, что Федор Кузьмич-то, слава ему, вытворяет: сел на книги сиднем, да с их и переписывает. Народную тропу мусорит. Всю славу Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 для себя желает, а это мараль. Это нехорошо. Понимаешь ты, Бенедикт, что это нехорошо? А мы с тобой, парень, кумира воздвигнем на перекрестке, и это будет наш вызов и протест. Работай для себя Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 вдохновенно и страдательно, а если я время от времени покричу, то на мои филиппики внимания не обращай. Как из бревна ручка-то с пальчиками показалась, так Никита Иваныч руками Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 всплеснул: талант у тебя, Бенедикт, право, талант! Вот здесь еще маленечко подрежь. Пущай он у нас стоит, головку склонимши, слушает, как мышь шуршит, как ветерок повевает, как жизнь идет для себя куда-то, все идет Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 да идет, да все идет да идет, денек за деньком!.. Денек за деньком!..


...Лето в пышноватый цвет оболоклось, деньки длиннее стали. Пушкин уж на кафтан пошел. Деньком Бенедикт пушкина тюкал, к Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 вечеру щепки - на растопочку, супчику разогрели, похлебали, и на крыльцо, - курить. Куришь, вздыхаешь, вдаль смотришь, голова ничем не занята: снова в ней видения завелись.

Вот снова, об вечернюю пору, как Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 заре желтеть да угасать, как туману собираться в низинах, первой звезде выходить на небо, древянице из дубравы мякать, - об эту пору снова стала Бенедикту Оленька представляться. Вот посиживает он на крыльце, курит Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, глядит, как небо угасает; уж вот воздух голубий становится, прохладный; тишь подходит, как если бы одеяло кто на уши наложил. В травке прошуршало, - и снова тишь. Внизу все синим-сине, а вверху ровно, желто сияет Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, догорает; а по желтоватому то розовым мазнет, то, глядь, сероватое скопление веретеном протянется, повисит-повисит, малинову кромку поверху себя пустит, ну и померкнет, и нетути его. Как будто кто пальцами водит Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, зарю размазывает.

А из сумерек снова Оленька выступает, как будто в воздухе нарисованная. Сама чуток сияет как огнец, а через нее все видать, слабенько так, темненько. А головка у ей гладенько Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 причесана, а пробор сияет. А лицо у Оленьки белое-белое, не шелохнется; а шейка в дюжину рядов бусами спеленута, до самой ямочки на подбородке; и на лбу, и на ушах все бусы Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, бусы, висюльки тож. А глазища у Оленьки в пол-лица, поверху ажно под брови подходят, по сторонам до самых до висков, сами черные, а сами поблескивают, как вода в бочке в полночь. А Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 глядит она этими глазищами в самую твою середку, так глядит, как будто чего сказать желает, а нипочем не произнесет. И глядит, и глаз с тебя не сводит, и как будто Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 усмехается, али вопроса ожидает, али как будто щас запоет, рта не раскрымши. А рот у ей, у Оленьки, красноватый, а сама белоснежная, а от виденья от этого такая жуть, как будто не Оленька Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 это, а сама Княжья Птица Паулин, да только не хорошая, а как будто она уничтожила кого и рада.

И таковой хлопот на Бенедикта отыщет, как будто он гонобобелю нанюхамшись. Ноги, седалище как будто Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 морозом обметало, а в пальцах как будто гул какой и мурашки. И в грудях, али сказать, в желудке, тоже гул, глухой таковой, как будто кто туда каменное ведро вторнул, пустое Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14. А хлопот этот, на Оленьку схожий, ресничками поведет и снова глядит, а глазищи у него еще более стали, а брови союзные, темные, а меж бровей камушек, как слезка лунная.

Чего она от него желает Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, окаянная?..

Этот пушкин-кукушкин тоже, небось, жениться не желал, упирался, рыдал, а позже женился, - и ничего. Правильно? Вознесся выше он главою непокорливой александрийского столпа. В санях ездил. От мышей беспокоился. По бабам Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 бегал, груши околачивал. Прославился: сейчас мы с него буратину режем.

И мы ничем не ужаснее. Так? Ай нет?

- Иммануил Кант, - наставлял Главный Истопник, - и для тебя, склонному к философствованию, полезно это имя Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 уяснить, - Иммануил Кант изумлялся двум вещам: моральному закону в груди и звездному небу над головой. Как сие нужно осознавать? - а так, что человек есть перекресток 2-ух бездн, равно бездонных и Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 равно непостижимых: мир наружный и мир внутренний. И подобно тому как светила, кометы, туманности и остальные небесные тела движутся по законам нам не достаточно известным, но строго предопределенным, - ты меня слушаешь? - так Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 и нравственные законы, при всем нашем несовершенстве, предопределены, прочерчены алмазным резцом на скрижалях совести! пламенными знаками - в книжке бытия! И пусть эта книжка укрыта от наших близоруких глаз, пусть таится она в равнине туманов, за Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 семью воротами, пусть спутаны ее странички, дик и невнятен алфавит, но все таки есть она, парень! светит и ночкой! Жизнь наша, парень, есть поиск этой книжки, бессонный путь в Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14 глухом лесу, блуждание наощупь, ненамеренное обретение! И наш поэт, умеренный алтарь коему мы с тобой воздвигаем, знал это, парень! все он знал! Пушкин - наше все, - и звездное небо, и закон в груди!

- Хорошо Толстая Т. Н. Кысь: Роман - страница 14, - произнес Бенедикт. Бросил окурок, затер лаптем. - Хрен с вами, Никита Иваныч. Рубите хвост.

И лег поперек лавки.



tom-1-predvaritelnie-raboti.html
tom-2-glava-5-dinamika-straha-v-bit-3-15-67.html
tom-4-proekt-dogovora-ob-okazanii-auditorskih-uslug-instrukciya-po-podgotovke-i-provedeniyu-konkursa-9-razdel-obshie-svedeniya-9.html