Толкование ветхозаветных мест

Священное Писание в трудах российских религиозных философов: Хомячков

Создатель: иерей Валерий Варнашов

Может быть философы возмутятся выбором таковой темы, казалось бы, ну что экзегетического может быть у философа? Мы так уже привыкли к тому, что христианский философ не может, а некие даже молвят, что и не должен обращаться к библейским текстам Толкование ветхозаветных мест в процессе собственных рассуждений. Но, и да простят меня философы, мы, т.е. те, кто любит христианскую экзегезу, серьезно считаем, что все христианское богословие зиждется на истолковании Откровения; а некие величавые экзегеты, такие как святитель Кирилл Александрийский, считали, что весь окружающий нас мир, вся история населения земли, - это текст Толкование ветхозаветных мест, который нужно объяснить, другими словами разьяснить в свете Божественного откровения.

Нужно сказать, что вся александрийская школа богословия пробовала узнать Писание при помощи философии и конкретно благодаря этому мы имеем в церковной истории таких величавых экзегетов, как Афанасий и Кирилл Александрийские.

Почему я решил рассматривать русскую религиозную философию через призму экзегетики? Мне Толкование ветхозаветных мест кажется, что нашей екзегетике нужен новый подход, который может быть найден при помощи российской религиозной философии.

Тут Хомячков естественно увлекателен сначала своим подходом к Писанию.

Общий взор на Писание и Предание

В статье "Единство Церкви" Хомячков проводит идея о том, что не Церковь детерменирована Писанием, а Писание есть Толкование ветхозаветных мест итог жизни Церкви, деяния в ней Святого Духа. При всем этом он существенно расширяет Писание, включая в него решения Вселенских Соборов: "Священным Писаньем именуется собрание ветхозаветных и новозаветных книжек, которые Церковь признает своими. Но нет пределов Писанью, ибо всякое Писанье, которое Церковь признает своим, есть Священное Писанье. Таковы, вероисповедания Толкование ветхозаветных мест соборов, и в особенности Никео–Константинопольское. Почему было до нашего времени Священное Писанье и, если угодно Богу, будет еще Священное Писанье". При всем этом Хомячков подчеркивает единство Писания и Предания. Как нельзя, отвергнув Предание, не отторгнуть Церковь, так нельзя, отказавшись от Писания, выстроить веру на одном только Предании.

Вступает ли Хомячков Толкование ветхозаветных мест в упомянутом мировоззрении о Писании в противоречие с принятым представлении о каноне Писания? Не думаю, что он пробует расширить пределы канона. Если Писание мы привыкли верно очерчивать границами принятого перечня библейских книжек, то о Предании навряд ли кто или может сказать так точно, что относится к нему, а что нет Толкование ветхозаветных мест.

По сути он распространяет представление о неизменяемости Писания на Никеоцареградский Знак веры. Если Знак веры - это часть Писания, продолжающееся Божественное откровение, то не может быть ни коим образом изменен его текст. Таким макаром Хомячков выходит к критике филиокве.

Об критериях правильного осознания Библии пишет Хомячков: "Не духом мудрости мирской Толкование ветхозаветных мест, спорящей о словах, должно быть читано Святое Писание, но духом мудрости Божией и простоты духовной".

Истолкование ветхозаветных мест

Воозрения Хомякова могут быть полезны сначала для библейской апологетики. Само Священное Писание не дает нам точной систематизации верований старых народов, называя всех их языческими. Но наш религиозный философ выделяет два Толкование ветхозаветных мест главных религиозных течения в старых религиях - иранство и кушитство. В современной науке библейские рассказы очень нередко сопоставляются с старыми преданиями других народов. Нередко такое сравнение даёт грустные для нас, верующих, плоды, потому что оно происходит по чисто наружным, формально-текстологическим признакам. Грубо говоря, наружняя схожесть рассказов библейских и Толкование ветхозаветных мест языческих, схожесть их языка, очень нередко даёт повод для многих современных учёных гласить о языческом происхождении библейских текстов.

Тут подход нашего философа очень полезен с апологетической точки зрения. Благодаря энциклопедичности собственных познаний, он ассоциирует все религиозные учения старого мира с религиозной философской точки зрения. Он выделяет в старых религиях Толкование ветхозаветных мест два главных течения: иранство и кушитство.

Если кушитство - это религии, мифологизирующие земную жизнь, то иранство пробует выйти за границы земного бытия, подавая людям более возвышенные религиозные знаки. Кушитские религии чужды свободы. "Жизнь есть необходимость, и необходимость наружняя по отношению к мыслящему духу...Свобода духа вероятна исключительно в удалении от Толкование ветхозаветных мест всякого деяния, ибо действие привлекает его в мир необходимости, а свобода, не проявляясь, остаётся в области небытия" - гласит Хомячков о кушизме. Мифология их не учит о Боге Творце, но гласит возвращении в небытие, задачей человека является освобождение от земного бытия через погружение в него. В свою очередь иранство гласит о Боге Творце Толкование ветхозаветных мест, но при всем этом безизбежно в иранстве находится два начала - благое и злое. " Бог в значении Творца есть основная черта иранства. Свобода положена началом, нравственное благо - высочайшей целью всякого дробного бытия" - так охарактеризовывает иранство сам Хомячков.

При всем этом самым незапятнанным иранством для нашего философа является Толкование ветхозаветных мест религия старых евреев,

Когда Хомячков гласит об иконе, то касается ветхозаветного запрета на изображения Бога. При всем этом он замечает, что во времена Ветхого Завета не воспрещалось писать имя Божие знаками. В свою очередь икона по воззрению нашего философа это имя Божие написанное не знаками, а красками.

Когда Хомячков гласит Толкование ветхозаветных мест об Аврааме, то именует его представителем настоящей изначальной веры, к которой более близко так называемое иранство.

Также в качестве примера можно привести рассмотрение Хомяковым библейского сюжета о Ное и его отпрыску Нахале. По воззрению нашего философа Нахал, когда засмеялся над наготой отца, быстрее обрадовался тому, что его отец углубился Толкование ветхозаветных мест в кушитское, земное начало. При всем этом сам запрет на наготу в Ветхом Завете указывает, что еврейский люд с древности чуждался всего кушитского, а конкретно в кушитских религиях находится воспевание телесности. Мир кушитский либо фаллический не знает стыда, как гласит наш философ, - тема стыда возникает фактически с первых Толкование ветхозаветных мест глав книжки Бытия.

Чем философия Хомякова может быть полезна для современное экзегетики? Его систематизация религий обнаруживает некоторое сходство меж христианством и иранскими религиями. Если мы при истолковании библейских сюжетов находим связь меж ними и языческими преданиями, то концепция нашего философа полностью научно и философски разъясняет такое сходство. Его подход, расширяющий пределы Откровения Толкование ветхозаветных мест, вроде бы гласит нам опродолжающемся процессе просвещения населения земли, которое происходит атом числе через интерпретацию Библии в вероучительных и канонических текстах Церкви Православной. Лично для меня это вроде бы толчок к далекой работе на поприще экзегетики.


tolkovo-slovoobrazovatelnij-slovar-kompozitov-stranica-26.html
toloknyanka-obiknovennaya-medvezhe-ushko-referat.html
tolshina-polosi-otklonenie-ot-zadannoj-tolshini.html